Энергичная и яркая жизнь сохраняет от рака

735c9ea0

пляски В опытах биологов из Института штата Огайо и Лечебного института Корнеллского института (оба — США) мыши, которые проводили серьезную и яркую жизнь, благополучно сопротивлялись формированию рака.

Часть задействованных в экспериментах юных мышей была поделена на незначительные категории по 5 животных в любой и жила в стандартных лабораторных клетках объемом с хлебницу. Мыши имели открытый доступ к пище и питью, однако никаких «развлечений» им не предоставляли.

Остальных животных учёные поделили на категории по 18–20 особей, которым были даны намного увеличенные клетки с лабиринтом, «беличьими» колёсами и многообразными игрушками. Эти мыши также могли есть и выпивать вволю.

Под кожу животных включались клетки меланомы — одной из самых небезопасных фигур рака. По сравнению итогов через 3 недели оказалось, что по объему возникших опухолей животные в проверочных группах приблизительно вдвое опережают собственных одноплеменниками, а ещё через 3 недели разрыв вырос до 77%. У 17% крыс из опытных групп опухолей оформлено не было. «Настолько выраженный эффект стал большой нежданностью для нас», — объясняет основной создатель работы Мэтью Даринг (Matty During).

Вторичный опыт, в котором изучалась не опухоль, а рак полной кишки, дал подобные итоги.

Выявленный эффект можно было бы связать с позитивным воздействием высокой физической энергичности крыс, однако это мнение биологов не подтвердилось: когда животные из контрольной категории приобретали доступ к «беличьему» колесу, итог не изменялся.

Механизм оказался несколько более трудным. Учёные нашли, что у крыс, проживавших в свободных критериях, значительно понижалось содержание гормона лептина, стабилизирующего электроэнергетический размен и сопряженного с ожирением и формированием рака, а уровень гормона стресса кортикостерона был, наоборот, немного приподнят. Помимо этого, в гипоталамусе животных — участке головного мозга, контролирующем деятельность эндокринной системы, — было замечено увеличение значения экспрессии гена, кодирующего белок BDNF; при синтетическом вмешательстве в деятельность гена скорость формирования опухолей аналогичным стилем менялась. Итоги экспериментов очевидно показывали на то, что BDNF и лептин сопряжены между собой за счет гормонов стресса.

По словам специалистов, мыши, живущие в большой клетке рядом с огромным количеством собственных одноплеменниками, чувствуют некоторый «необходимый» стресс. «Очень многие полагают, что любой стресс вреден, — говорит господин Даринг. — Но вероятность вести более яркую в социальном и физическом плане жизнь оказалась куда главнее его минимизации. Мы продемонстрировали, что болезнь невозможно оценивать в отрыве от всего прочего: социальные связи заболевшего и окружающая ситуация проявляют своё воздействие на формирование рака. Нет причин колебаться в том, что закономерности, выявленные нами в экспериментах [на мышах], идут и на людей».

С заключительным утверждением, тем не менее, согласны не все. Так, биолог Джон Холл (Jack Hall) из Лечебного центра Миссисипского института (США) напоминает создателям о существовании бета-адреноблокаторов — категории медицинских препаратов, с 60-х годов прошлого столетия используемых для излечения заболеваний сердца и закрепляющих BDNF. Никаких данных о том, что они содействуют формированию рака, у экспертов нет.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *